ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ

НЯЗЕПЕТРОВСКОГО
МУНИЦИПАЛЬНОГО РАЙОНА

ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ

Новости ЧОФОМС

ВЕРБИТСКИЙ ИЗВЛЕЧЕТ ВЫГОДУ ДЛЯ МЕДИЦИНЫ ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ ИЗ ЧОФОМС

05.03.2013 - 23:00

Развитие отношений между фондом обязательного страхования и медучреждениями повысит эффективность управления и доходы последних

Модернизация сферы здравоохранения в Челябинской области сопровождается как многочисленными скандалами, так и неприятием обновляющихся правил игры медицинским составом. При этом основной массив претензий, особенно на пике общественного внимания к критическим ситуациям, звучит в адрес регионального Фонда обязательного медицинского страхования. Известно, что от организации напрямую зависит доступность бесплатной медицины для граждан и развитие медучреждений государственного сектора здравоохранения. В 2013 году медучреждения ЧО получат дополнительные 1,2 млрд рублей на осуществление деятельности из средств ЧОФОМС. Тем временем медики заявляют о низких зарплатах и ликвидации заявлений, а, с другой стороны, главврачам указывают на неэффективность управления и расходования средств. Директор Челябинского областного фонда обязательного медицинского страхования Михаил Вербитский в экспертном интервью для «Правды УРФО» подробно разъяснил все аспекты реформы здравоохранения, почему возникает недопонимание между ЧОФОМС и медперсоналом больниц, рассказал о будущем челябинской медицины и о своем прошлом.

«Правда УРФО»: – Господин Вербитский, какую общую оценку вы дадите взаимоотношениям между медицинскими работниками и вашим фондом? Как вы считаете, с чем связано недовольство, которое они высказывают в адрес фонда?

Михаил Вербитский, директор Челябинского областного фонда обязательного медицинского страхования:  Во-первых, сразу хочу подчеркнуть, что система обязательного медицинского страхования создана и работает для того, чтобы, с одной стороны, обеспечить предоставление бесплатной медицинской помощи населению на основании тех средств, которые заложены в бюджет фонда обязательного медицинского страхования, а с другой, обеспечить стабильную, имеющую тенденцию к росту заработную плату врачам и другим медицинским работникам.

Причины нападок в адрес фонда, которые периодически появляются в СМИ, гораздо глубже, чем кажется на первый взгляд. Я уверен, что речь должна идти не о недостаточном финансировании медицинских учреждений со стороны фонда, а об эффективности использования средств на уровне руководства больниц. В этой связи необходимо разобраться, правильно ли идет распределение денег в медицинском учреждении, какие условия труда созданы медицинским работникам, насколько качественно оказывается медицинская помощь населению, выполняется ли тот объем помощи, который реально необходим. Потому что, как мы уже убедились, безмерное увеличение объемов медицинской помощи ведет не к увеличению финансирования, а к увеличению затрат. Мы постоянно видим, что больные, которым можно было оказать помощь амбулаторно, без всякого вреда для пациента, необоснованно госпитализировались в круглосуточный стационар. В итоге больница несет гораздо большие затраты, чем если бы человека пролечили в поликлинике или дневном стационаре. Потом такие счета выставляются нам на оплату. Но мы должны понимать, что фонд денег не печатает, мы работаем в пределах тех средств, которые у нас есть.

 «Правда УРФО»: – Выходит, чем больше болеет население, тем больше денег от вас получает больница?

Михаил Вербитский:  Да, получается достаточно абсурдная ситуация. Кроме того, это влияет и на заработную плату врачей. Доля заработной платы входит в наш тариф. Когда больница вынуждена тратить много денег на содержание и лечение амбулаторных больных в стационаре, больнице не хватает денег для выплаты достойной заработной платы врачам. Сегодня мы начинаем менять эту тенденцию. Я считаю, что зарплаты врачей должны быть больше там, где ведется усиленная профилактика заболеваемости, амбулаторные больные лечатся, как положено, амбулаторно, и соблюдаются все показания к госпитализации пациентов. Чтобы воплотить это, с этого года все поликлиники перешли на подушевое финансирование, логика которого исключает искусственное наращивание объемов медицинской помощи, стимулирует медицинских работников как раз к профилактике заболеваний, о чем я говорил. И, кстати, проанализировав работу медицинских учреждений за январь 2013 года, мы поняли, что были правы, потому что объемы значительно сократились по сравнению с январем прошлого года, хотя, заметьте, в том году не было эпидемии гриппа, а в этом году она есть.

«Правда УРФО»: – И все же, есть оно – противостояние с медиками?

Михаил Вербитский: – Да нет никакого противостояния. Поймите, мы тоже заинтересованы в том, чтобы зарплата у врачей была высокой и стабильной. Когда возникают какие-либо конфликтные ситуации по поводу выплаты заработной платы, мы никогда не остаемся в стороне, начинаем разбираться, выяснять причины. Результат практически всегда один – руководство больницы не правильно посчитало, что-то не доделало или недопоняло. Последний пример – Саткинская центральная районная больница. Узким специалистам не были выплачены стимулирующие надбавки. Конечно же, прозвучало, что это вина фонда, хотя мы выполнили все свои обязательства. При проверке финансовой деятельности больницы выяснилось, что ограничения в зарплате получили только узкие специалисты, никакого сокращения заработных плат не наблюдалось, например, у администрации медицинского учреждения. А денег на счете, больше чем достаточно. В итоге, после нашего вмешательства, деньги людям были выплачены. Вот можете объяснить, почему создалась такая ситуация на ровном месте? На мой взгляд, это не поддается логике.

«Правда УРФО»: – Выходит, что руководство больниц «валит» вину на фонд, прикрывая тем самым свои недоработки или ошибки?

Михаил Вербитский: – К сожалению, на территории Челябинской области такая тенденция прослеживается. Когда что-то не идет, давайте свалим все на фонд. При этом мы наблюдаем постоянное увеличение остатков на счетах медицинских учреждений. По нашим сведениям, на 1 февраля 2013 года больницы накопили больше 1 миллиарда рублей средств ОМС. О какой нехватке средств может идти речь?

Еще один момент – если бы действительно наблюдалось хроническое недофинансирование медицинских учреждений фондом, было бы, условно говоря, плохо везде. А проблемы наблюдаются только в некоторых учреждениях. Как я уже говорил, порой по непонятным причинам. Большинству больниц хватает средств, чтобы не накопить кредиторскую задолженность, вовремя рассчитываться за медикаменты перед поставщиками, выплачивать стимулирующие надбавки медицинским работникам. Поэтому я считаю, что не фонд виноват, когда в какой-то больнице, как в Сатке, происходят какие-то трудности. Это вина организатора здравоохранения, которому надо помочь разобраться в сложившейся ситуации, найти причины. Как показывает практика, если руководитель медицинского учреждения понимает причины и адекватно реагирует на рекомендации сотрудников фонда, впоследствии больница начинает работать стабильно.

 «Правда УРФО»: – Какова роль, если такая имеется, ЧОФОМС в конфликтной истории закрытия кардиохирургического отделения в областной больнице и ожогового центра в ГКБ №6?

Михаил Вербитский:  – От таких вопросов было бы смешно, если бы не было так печально. До сих пор не понимаю, каким образом кардиохирургию областной больницы могли к ФОМСу привязать. Лишнее подтверждение тому, что о здравоохранении очень часто берутся судить люди, которые вообще ничего в нем не понимают. Кардиохирургия – это высокотехнологичная медицинская помощь, которая находится на бюджетном финансировании. ФОМС никогда кардиохирургию не финансировал и никакого отношения к этой истории не имеет.

Могу лишь высказать свое мнение, скорее не как руководителя ЧОФОМС, а как врача. Все знают, что у нас отрылся федеральный кардиоцентр, который, безусловно, превосходно оснащен, там собраны лучшие врачи. Естественно, что основной поток больных пошел туда. Отделение кардиохирургии в областной больнице, видимо, начало финансово страдать из-за отсутствия больных. В этой ситуации, на мой взгляд, надо было переквалифицировать персонал, в кардиологии очень много интересных направлений, или взять на себя новые медицинские услуги. Мне кажется, можно было найти применение врачам с такими знаниями и опытом.

Если говорить про ожоговый центр, здесь ситуация иная. Во-первых, он не закрылся, он продолжает работать. Во-вторых, на работу центра повлиял целый ряд обстоятельств. Система ОМС предполагает оплату медицинских услуг в стационаре за каждого пролеченного больного. Например, пролечили 20 больных, за 20 больных получили деньги. По-другому не бывает. ГКБ№6 была включена в программу модернизации здравоохранения в части капитальных ремонтов. Когда шел ремонт ожогового центра, медицинская помощь там практически не оказывалась. Нет больных – нет денег. Спросите, что надо было сделать? Да просто перераспределить врачебный персонал на время ремонта в другие медицинские учреждения, тогда этой ситуации можно было избежать. Реаниматологи, хирурги нужны везде, я не сомневаюсь, что другие больницы на время с радостью бы взяли к себе специалистов. Опять пострадала организация медицинской помощи, а не финансирование как таковое.

«Правда УРФО»: – Как известно, в конце 2011 года тарифы, а вместе с ними и зарплаты врачей, были снижены примерно на 20%. С чем это было связано?

Михаил Вербитский: – Я уже неоднократно говорил по поводу снижения тарифов в 2011 году. Медицинские учреждения берут на себя обязательства по оказанию медицинской помощи населению. На год планируются объемы этой помощи, исходя из факта предыдущего года, заболеваемости населения и т.д. На эти объемы выделяются деньги. В 2011 году, очевидно в погоне за большим финансированием, мы стали наблюдать абсолютно необоснованное увеличение этих объемов. Как я уже говорил, эти увеличенные объемы ведут к существенному увеличению затрат. В течение года мы неоднократно обращались с этим вопросом к сегодня уже бывшему министру здравоохранения области, говорили с главными врачами. Никто нас не послушал. В итоге к концу года мы подошли со значительным дефицитом средств. Деньги остались те же, но объемы значительно выросли, поэтому у нас не было другого выхода, как сократить оплату одного случая, уменьшив тарифы. Мы очень тщательно проанализировали эту ситуацию и такого больше не допустим.

И даже после снижения тарифов, когда всем медицинским учреждениям было достаточно трудно, большинство больниц справились и продолжали стабильно работать и выплачивать зарплату. А вот там, где организация медицинской помощи страдает, начались серьезные проблемы.

 «Правда УРФО»: – Митинги и протесты медперсонала конца 2011 – начала 2012 года. На ваш взгляд, оказались ли эффективными те меры, которые тогда были приняты для снижения протестной активности?

Михаил Вербитский: – Я так понимаю, что речь идет, прежде всего, о Верхнем Уфалее. Действительно, ситуация была непростая, наши специалисты очень подробно анализировали работу этого медицинского учреждения. Там было несколько существенных организационных недоработок, которые привели к тому, что больница очень пострадала финансово после снижения тарифов. Во-первых, в Верхнем Уфалее было абсолютно неправильно сформировано штатное расписание. При традиционно острой нехватке врачей был существенный переизбыток среднего и младшего медицинского персонала. Но мы-то знаем, что зарабатывающее звено – это врач, именно он оказывает медицинскую услугу, за которую больница получает деньги. Когда нет врачей, держать огромное количество другого персонала не имеет смысла. При таких действиях больница сама вгоняет себя в финансовую дыру. Такая ситуация не только в Верхнем Уфалее. Трудоустраивать местное население в больницы за счет ОМС любят в большинстве районах области. И при снижении тарифов это сразу вылезло наружу. Вторая проблема Уфалея – нерациональное использование помещений. На балансе небольшой больницы, да еще и с кадровым дефицитом, «висело», если я не ошибаюсь, 21 здание. Это корпуса каких-то столовых, гаражей и т.д. Половина из них стояла пустая, но больница исправно оплачивала счета за содержание этих ненужных помещений. Так как все медицинские учреждения перешли на одноканальное финансирование, оплата коммунальных услуг также стала расходным обязательством фонда. И получилось, что деньги, предназначенные на зарплату, уходили на оплату отопления, электричества и т.д.

В 2012 году руководство больницы вместе с главой провели необходимые мероприятия, ненужные корпуса передали на баланс муниципалитета, оптимизировали штатное расписание и, по нашим данным, там вышли на среднюю заработную плату врачей более 30 тысяч рублей. Очень неплохие показатели.

Я считаю, что больница в целом справилась с кризисом. А если говорить о митингах, то, насколько мне известно, главными инициаторами выступлений были работники скорой медицинской помощи, которая в 2012 году не финансировались за счет ОМС. Поэтому опять же говорить только о вине фонда, даже, несмотря на снижение тарифов, я бы не стал. Просто, как обычно, все недоработки свалили на ФОМС.

«Правда УРФО»: – В 2012 году была завершена программа модернизации здравоохранения. В настоящее время ЧОФОМС вернулся к тарифам 2011 года. Главные врачи уже объявили своим коллективам о резком снижении зарплат. По вашей оценке, почему подобное происходит в области, при том что президент все время говорит о повышении заработной платы врачей?

Михаил Вербитский: – Действительно, программа модернизации здравоохранения позволила увеличить финансирование медицинских организаций. Но при этом в некоторых больницах денег было очень много, в некоторых мало. Все зависело от того, насколько больница была включена в программу. Основным источником дополнительных средств для круглосуточных стационаров стала работа по стандартам медицинской помощи. Тарифы здесь были очень большими, на мой взгляд даже завышенными. Полученные деньги направлялись преимущественно на закуп медикаментов и выплату заработной платы персоналу. По нашим данным, врачи некоторых больниц в это время зарабатывали и по 90, и по 120–140 тысяч за месяц. Проанализировав реальные расходы медицинских учреждений, стало ясно, что они значительно ниже стоимости тарифа. Кроме того, большая часть средств на модернизацию направлялась из федерального бюджета. Поэтому в 2013 году, когда программа закончилась, мы несколько снизили эти тарифы, но при этом учли и составляющие на лекарственное обеспечение, и на заработную плату. Мы сказали главным врачам – если этих денег вам не будет хватать, обосновывайте расходы, и мы пойдем навстречу. Те деньги, которые высвободились после этого снижения, мы направили в те отделения, которые не вошли в программу модернизации. Например, сегодня мы решили вопрос о стимулирующих надбавках в женских консультациях, которые работают не при поликлинике, как в большинстве больниц, а при стационаре. Их немного, но врачи, которые там работают, не были включены ни в одну программу, не получали выплаты. Теперь будут получать. Я считаю, что это справедливо. Мы будем смотреть, где еще специалисты оставались без выплат, и будем это исправлять.

В 2013 году доходы бюджета фонда были увеличены по сравнению с 2012 годом, потому что в территориальную программу был включен ряд новых расходных обязательств, в частности по выплате стимулирующих надбавок, которые раньше выплачивались по программе модернизации и нацпроекту «Здоровье». И все эти деньги будут реально работать, а не лежать на счетах фонда или страховых компаний. Все пойдет на оплату медицинской помощи.

На последнем заседании тарифной комиссии мы приняли решение о направлении дополнительно 1,2 миллиарда рублей на здравоохранение. Тарифы по многим профилям будут существенно увеличены.

 «Правда УРФО»: – 29 января 2013 года в силу вступило новое тарифное соглашение, разработанное ФОМСом. Оно не устроило практически все медицинские учреждения. В качестве примера можно привести оплату больного в реанимации. Его нахождение там оплачивается только за 4 дня. Правильно ли стоит понимать, что самые тяжелые больные, которые находятся в реанимации долгое время, абсолютно не выгодны больнице? Во многих областях УрФО реанимационные больные оплачиваются по факту. Можно ли этот принцип ввести и у нас?

Михаил Вербитский: – Сравнивая оплату реанимационной помощи в Челябинской области с другими регионами, я хочу сказать, что мы не проигрываем. В среднем сутки в реанимации у нас оплачиваются из расчета 6–10 тысяч рублей. По нашей информации, в некоторых регионах эта сумма варьируется от 2 до 4 тысяч рублей. Анализ работы реанимационных коек мы ведем постоянно. И я могу сказать, что большинство больных находятся в отделении реанимации действительно не более 4–6 дней. Да, есть исключения. Например, больные с нейрохирургической травмой находятся там значительно дольше, но у них и тариф лечения в целом значительно выше.

В принципе мы никогда не отказывались от оплаты очень затратных случаев. При обращении, мы готовы компенсировать медицинским учреждениям расходы на тяжелых больных, лечение которых не покрывает наш тариф. Но, как правило, больные, которые долго находятся на реанимационном лечении, это люди, которым вводится симптоматическое недорогостоящее лечение. Например, больные в коме, которые не могут из нее выйти. Таким пациентам с очень серьезными повреждениями уже сделано все, что можно, и определить их дальнейшее состояние может только время. Это не очень затратные больные. Я часто общаюсь с коллегами-реаниматологами, никто из них мне подобные вопросы не задавал.

«Правда УРФО»: – Многие врачи не согласны с оплатой медицинских услуг по так называемому среднепрофильному тарифу. Опять же получается, что «дорогостой» больнице невыгоден. Во многих областях перешли к оплате по нозологиям, когда стоимость тарифа зависит от объема вмешательств и сложности операции. Почему ЧОФОМС не идет на это?

Михаил Вербитский: – Давайте начнем с того, что для врачей вообще не должно существовать понятия «выгодный» или «невыгодный» больной. Поступил больной, его обязаны принять и оказать ему необходимую помощь вне зависимости от какой-то «выгоды». Да, есть система оплаты по нозологиям, есть система оплаты по среднепрофильному тарифу. По количеству затраченных денег могу сказать, что при системе оплаты по среднему тарифу денег выделяется не меньше. При этом он формируется всегда в большую сторону, что выгоднее для медицинского учреждения. Деньги, которые остаются от лечения несложных больных, используются на лечение тяжелых пациентов. Я не вижу здесь особой проблемы. И потом, следуя вашей логике, можно предположить, что при введении оплаты по нозологиям больницам не выгодно будет проводить простые операции, например при аппендиците, потому что тариф на данную операцию будет относительно низким. Я бы не стал отдавать предпочтение какой-либо из систем. В любом случае все деньги уходят в медицинские учреждения.

 «Правда УРФО»: – По высоким технологиям ФОМС предлагает больницам тариф «спец», но он отличается от среднепрофильного лечения иногда менее чем на 1000 рублей. Получается, больницы работают себе в убыток?

Михаил Вербитский: – Честно, я не знаю, откуда у вас информация про тысячу рублей. Спецтарифы существенно отличаются от стоимости среднепрофильного тарифа. Они рассчитывались исходя из реальных затрат медицинских учреждений и вводились как раз там, где много «дорогостоящих» больных. Я думаю, разговор на эту тему мы продолжим, когда вы приведете мне хоть один пример, где спецтариф на тысячу больше, чем среднепрофильный.

«Правда УРФО»: – Обоснуйте, пожалуйста, почему УЕТ с 2011 года снизилась с 80 рублей (июнь-октябрь 2011 года) до 71 рубля (январь 2013 года)? При этом доля зарплаты врача (медсестры и санитарки) в этом тарифе уменьшилась вдвое: 48 рублей в январе 2011 года и 24 рубля в январе 2013 года? В чем причина?

Михаил Вербитский: – Усложняете. УЕТ, по сути, это время, за которое мы платим деньги, каждая услуга составляет определенное количество УЕТ. Никто никаких рамок не ставил медицинским учреждениям, сколько из этого тарифа пускать на зарплату, а сколько – на медикаменты. Структура тарифа уже давно не является обязательной к выполнению в медицинских учреждениях.

В течение долгого времени мы не смогли найти понимание у главного стоматолога области, чтобы решить вопрос оплаты стоматологической помощи в прошлые годы. Мы понимаем, что объективно тарифа должно хватать и на материалы, и на работу врачей, но те требования, которые нам выдвигали стоматологи, были абсолютно нереальными. Мы не имеем возможности финансировать сверхприбыли частных стоматологий, чтобы замотивировать их работать в ОМС. Тогда всю остальную программу мы оставим без денег. Кстати, к сведению: когда интересовался темой стоимости стоматологических услуг, лично узнавал у поставщиков данного оборудования и расходных материалов, сколько будет стоить, например, лечение неосложненного кариеса. Как вы думаете, сколько? Вот вам ответ – в пределах 150 рублей с учетом современной световой пломбы. А цены в стоматологиях на эту услугу от 1500 рублей. Делайте выводы.

Правда, в отношении стоматологии есть и хорошие новости. Нам удалось договориться с новым главным стоматологом области об увеличении стоимости 1 УЕТ. С 1 февраля он будет составлять 90 рублей. Это приличная сумма. К слову сказать, мы вышли на уровень Тюмени, которая всегда была передовиком в этом плане. Главное, что хотелось бы сказать: крайне важно сегодня восстановить муниципальные стоматологии. Поэтому мы полностью поддерживаем идею администрации Челябинска. Когда появится муниципальная стоматология, наконец-то начнется конкуренция в этой сфере и частным клиникам, на мой взгляд, будет уже не выгодно наворачивать цены в разы. Как показывает практика, когда есть муниципальные учреждения, то и частники не отказываются принимать пациентов по полисам.

«Правда УРФО»: – Во сколько обойдется бюджету ремонт и оснащение новой муниципальной стоматологии?

Михаил Вербитский: – Этим будут заниматься городские власти. Могу отметить, что муниципалитет прикладывает множество усилий, чтобы вернуть стоматологии в ОМС. Думаю, ситуация исправится.

 «Правда УРФО»: – Какова укомплектованность муниципальной стоматологической службы города врачами? Насколько критичен недокомплект? Кто будет работать в новой поликлинике? Откуда вы намерены взять стоматологов, если даже сейчас их не хватает?

Михаил Вербитский: – Честно говоря, эти вопросы не к нам. Опять-таки организация медицинской помощи, укомплектованность врачами – это вопросы Минздрава и городских управлений здравоохранения, мы такой статистикой не владеем. Я думаю, что пойдут работать, главное, гарантировать врачам нормальную заработную плату и условия труда. Еще один момент – все то же штатное расписание. Если в частной клинике на 2 врача приходится 1 медсестра, то последняя проверка, например, Копейской муниципальной стоматологии показала, что там на 1 врача приходится 6 медсестер. Ну о какой нормальной заработной плате можно говорить? Если в этой стоматологии не будут приняты адекватные меры, то там никогда не будет денег на нормальную заработную плату и, естественно, ни один стоматолог туда работать не пойдет.

«Правда УРФО»: – Почему отменили систему соплатежей, когда-то, по мнению частных стоматологов, «очень эффективно работавшую» (пациент мог доплатить за дорогостоящие материалы)? Планируется ли возвращение к подобной практике?

Михаил Вербитский: – Я считаю, что реальные затраты на стоматологические услуги, которые я уже называл, вполне позволяют оказывать помощь южноуральцам бесплатно.

«Правда УРФО» Насколько нам известно, вы раньше были генеральным директором клиники «Лотос». Какое отношение вы имеете сейчас к ней?

Михаил Вербитский: – Насколько вам известно, я почти 20 лет проработал реаниматологом в больнице скорой помощи. Не хотите спросить, какое отношение я имею к ней сейчас? Да, когда-то я участвовал в создании этой клиники. Было интересно работать, создавать что-то новое. Там мы активно развивали тему акушерства и гинекологии. Там, где женщинам не хватало сервиса, мы его предоставили. В данный момент я не отвечаю за работу этого центра и пути его развития. Могу лишь сказать, что «Лотос» работает в системе ОМС, и, кстати, очень успешно. Это к вопросу об адекватности тарифов ЧОФОМС. Если частный центр по ним работает и прибыль извлекает, значит это выгодно. Потому что организация работы четкая, выверенное штатное расписание. Многому у этого центра можно поучиться. Но каких-то специальных тарифов или поблажек мы никому не предоставляем.

 «Правда УРФО» Что вы посоветуете врачам, которые выражают недовольство по поводу низкой заработной платы или финансирования ЧОФОМС?

Михаил Вербитский: – Мы слышим людей и слышим врачей. Там, где идут массовые обращения, обязательно принимаются меры. Если мы видим, что действительно не хватает денег, то принимаем решение о повышении тарифа. Если неправильно организовано оказание медицинской помощи, даем рекомендации, как исправить ситуацию. В 2013 году мы заложили в наши тарифы стимулирующие выплаты, которые шли из федеральных средств по программам. Деньги отдали больницам. И что мы видим? Начиная с января, люди из разных территорий жалуются, что им не выплатили надбавки или что у них упали зарплаты. Почему так происходит? Потому что медицинское учреждение, получив деньги, не отработало положение о стимулирующих выплатах работникам. Хотя они должны были это сделать еще в конце прошлого года. Да, главный врач получил право решать, кому и за какие заслуги выплачивать надбавки больше или меньше, но, в любом случае, стимулирующие выплаты не должны превращаться в нули. Чтобы добиться результата, надо быть готовыми к диалогу и обращаться к нам в фонд со всеми обоснованиями и фактами. К сожалению, некоторые врачи предпочитают анонимно лить грязь на фонд через средства массовой информации. Не вижу в этом смысла, прежде всего для них самих.

В случае если врачи недовольны размером стимулирующих выплат или положением о порядке их начисления, они должны обращаться в профсоюз медицинских работников. Профсоюзы, в свою очередь, должны перестать заниматься популизмом, а тщательно разбираться на местах, привлекая специалистов.

«Правда УРФО»: – В 2013 году в системе ОМС начала работу служба скорой медицинской помощи. Каковы первые результаты?

Михаил Вербитский: – В отношении оплаты работы службы скорой медицинской помощи, хочу сказать следующее. Мы выполнили все обязательства в полном объеме. Врачи получили заработные платы за январь, они не снизились. Мы готовы увеличивать финансирование службы, хотя и сейчас оно идет на уровне прошлого года. Но, к моему большому сожалению, та система работы скорой, которая была у нас самой лучшей, отточенной во всех отношениях, сегодня в Челябинске развалена. То, что мы видим сегодня – жалобы на вызовы, люди не могут дождаться скорой медицинской помощи по несколько часов, – это вопросы не к тому, что не хватает денег и ФОМС что-то не оплатил. Мы встречались с врачами и фельдшерами скорой помощи, убедились, что заработная плата сохранена в полном объеме. Развал заключается в неграмотной организации работы службы, особенно касаемо нововведений с 1 января 2013 года. Количество бригад уменьшается, люди работают на износ. Значит, условия труда крайне плохие. Хотя город вкладывает средства, закупает новые машины. Если в ближайшее время не будут приняты адекватные меры, боюсь, что врачи начнут уходить оттуда. Хотя скорая медицинская помощь – это та служба, из которой врачи уходят крайне редко. Как правило, люди работают там смолоду и до самой пенсии.

И, поверьте, это не вина ФОМС, мы приняли службу в таком состоянии. Сейчас активно поднимаем вопросы, что надо менять подходы в работе скорой помощи.

«Правда УРФО»: – Дайте общую оценку развития медицины Челябинской области в части ФОМС?

Михаил Вербитский: – Я уже приводил в пример Тюменскую область. Мы очень часто обмениваемся опытом с тюменскими коллегами. Могу сказать, что мы идем по правильному пути. И очень многие вопросы, которые у нас только поднимаются, в Тюмени уже давно решены. Поэтому сегодня там высокие показатели качества оказания медицинской помощи, низкий уровень смертности. Побывав пару лет назад в Красноярске, мы посмотрели, как у них организована работа с гражданами, и открыли у себя горячую линию по правам пациентов, которая уже неоднократно подтвердила свою актуальность. Я считаю, надо учиться у коллег работать эффективно. Но, к сожалению, ФОМС не выполняет функции организатора здравоохранения. Мы только платим. Я думаю, моим коллегам не мешало бы тоже посещать продвинутые регионы и смотреть, каким образом организована медицинская помощь у них. Вместе, общими усилиями мы изменим ситуацию в лучшую сторону.

«Правда УРФО» Спасибо!

  •